Как мы стали родителями (март 2008)

Так всё начиналось

Года через два после свадьбы мы с мужем начали задумываться о ребенке.Почему-то мне всегда казалось, что у нас будет именно девочка. Я представляла маленькую девочку с волосами как у меня и глазами как у мужа. Время шло. Беременность не наступала. Неожиданно выяснилось, что у меня проблемы с гормонами. В течение следующих почти трех лет я лечилась,и очень ждала когда же я наконец смогу стать мамой. Я то теряла всяческую надежду, то надеялась снова. Время от времени мы с мужем заговаривали об усыновлении.

Шел август 2007 года. Мы вернулись из отпуска, и я думала о том, что вот еще одно лето заканчивается, а родителями мы так и не стали. Поговорила с мужем. И уже вечером того же дня мы просматривали сайты и конференции по усыновлению. Искали девочку лет 2-3. И тогда муж сказал: «Посмотри скорее, как на тебя похожа». Я обернулась — с монитора ноутбука на меня смотрела моя дочь. Именно такая, как я всегда ее себе представляла. С тех пор другие дети нас уже не интересовали. Мы собирали документы, сентябрь для меня пролетел незаметно. Наконец всё было готово. Помню, что в 8.30 утра в понедельник мы получили последнюю печать на заключении. А на 11 утра у нас уже были билеты на самолет. И вот мы в Москве. Галина Витальевна выдает нам направление.

Первая встреча

Чем ближе мы подходили к ДР, тем больше я боялась что Кристина просто не захочет к нам подойти, ведь она нас не знает. Мы пока что для нее чужие люди. Когда Елена Николаевна проводила нас в группу, первое что я увидела — дети сидят на стульчиках и смотрят мультик. Мальчишки, как услышали,что мы к Кристине, стали показывать на нее пальцем кричать: «Вот она. Смотрите!!!» Первое что я подумала, когда увидела Кристинку — «какая же она маленькая!!!!!». Ведь по фото рост ребенка не определишь. Воспитательница сказала: «Сейчас я ее позову». Тут я вконец перепугалась и стала что-то говорить про то, что может мы на первый раз со всей группой пообщаемся, а она пока к нам присмотрится. Но воспитательница сказала: «Да всё нормально будет. Сейчас она подойдет к вам».И оказалась права. Кристинка посмотрела на нас и пошла к мужу. И, сидя у него на коленках, рассматривала меня. А вокруг меня столпились все остальные дети и запросились на руки. Я поднимала их по-одному. Мальчишки что-то мне пытались рассказывать. Воспитательница начала одевать детей на прогулку. Мы спустились вниз. Через какое-то время она вывела нам Кристину. Вот тут я подумала, что Кристинка точно откажется идти с нами и побежит за воспитательницей. Какого же было мое удивление, когда воспитательница ушла, а Кристинка на нее даже не оглянулась — она стояла и смотрела на нас. Мы гуляли вокруг здания. Кристинка казалась очень грустной и очень задумчивой. Как будто она в мыслях была не с нами, а где-то еще. К слову сказать, это был первый и последний раз, когда мы ее такой видели. В этот же день, чуть позже, мы узнали что Кристина умеет очень приятно смеяться. И еще что она очень любит баловаться, бегать и играть с мячиком. Мы играли с ней до вечера. И когда воспитательница пришла за ней, Кристинка не хотела уходить. Да и нам совсем не хотелось расставаться с ней до следующих выходных. Ведь еще нужно было как-то прожить целую неделю, ходить на работу, а хотелось только одного — побыстрее ее забрать.

Путь домой. Первые дни дома.

В следующий приезд в Москву мы подписали согласие. Галина Витальевна и Виктор Юрьевич, посовещавшись по телефону, пошли нам на встречу и разрешили забрать Кристинку в следующий наш приезд в Москву. В день отъезда домой Кристинка обрадовалась, когда мы пришли, но была какая-то напряженная. Чувствовалось,что ей за неделю уже не один раз рассказывали, что она поедет домой. Когда мы переодели Кристинку, она долго и удивленно себя рассматривала, трогала вышивку на брюках, разглядывала сапожки. В общем, новая одежда надолго привлекла ее внимание. Когда мы выходили во двор, Кристинка шла очень спокойно — видимо подумала, что мы снова идем гулять. Но тут подъехало такси. И мы в него сели. Кристинка не испугалась. Но в ее глазах было столько изумления. Когда мы ехали в поезде домой, Кристинка вела себя как обычый домашний ребенок, который уже не раз ездил в поезде: играла, баловалась, смотрела в окно. Домой мы приехали в 12 ночи. И сразу же легли спать. На следующий день Кристинке было интересно рассматривать дома абсолютно всё: мебель, ванную, вид двора из окна с 4-го этажа, телефон, светильник с рыбками. В этот же день мы смогли и сходить погулять. Вечером Кристинке очень понравилось купаться в ванной. В общем и целом той страшной адаптации, про которую я начиталась и которую ожидала, не было вообще. Был лишь огромный интерес ко всему новому. Поездка в маршрутке была для нее настоящим аттракционом, по супермаркету ходили, как по музею. И, конечно, я всё время рассказывала, куда мы идем, зачем, и вообще и дома, и на улице рассказывала про всё как можно больше.

4 месяца спустя

Теперь уже сложно сказать, как это мы раньше без нее жили. Кристинка действительно замечательная. Она очень ласковая — любит целоваться, обниматься. В ДР нам рассказывали про нее как про тихую, малоподвижную девочку, не интересующуюся окружающим миром. А через 4 месяца — это очень активный, любознательный, постоянно что-то болтающий ребенок. И к тому же хохотушка. Раз по 50 за день я отвечаю на вопросы «Что это?» и «Кто там?». Поражает ее способность радоваться, ее позитивный настрой — Кристинка любит что-то петь, идя по улице, придумывать всё новые и новые развлечения дома. Однажды, когда я собирала справки для удочерение (мы первоначально для скорости оформили опеку), врач в одном из диспансеров спросила — не жалею ли я. Более глупого вопроса я не слышала. Зато тогда я и поняла, о чем действительно жалею — о том, что мы не забрали ее раньше. Ведь пока мы решались, собирались, решали подождать еще немного и собирались снова — она столько времени пробыла в ДР. А недавно я обнаружила, что дата начала обследования по поводу бесплодия в моей медицинской карте совпадает с датой рождения Кристинки. То есть столько времени я просто не могла понять, что дочка уже где-то родилась. Теперь я уверена: аисты они такие — иногда ошибаются) Вообщем, нам повезло. У нас замечательная дочка. Никакого ощущения «приемности» нет — она на 100% НАША.